Вы практически первым из новых губернаторов заявили о намерении возвратить государству незаконно полученные земли. Правда, после «самого» Киева, где горсовет «дал отбой» приватизации Пущи-Водицы. Много планируете возвратить? И каким образом: ведь большинство земель в свое время «раздавал» облсовет, а не губернатор области.

-Сейчас мы только начинаем заниматься этим вопросом, исследовать его. Кстати, решение о создании комиссии по земле было первым моим решением на посту губернатора. Действительно, земли выдавались облсоветом, местными советами. Но уже сегодня точно известно: есть множество решений, которые просто сфабрикованы. На сессию выносилось, например, сто пятьдесят вопросов, а когда позже начали проверять, оказалось, что там уже двести пятьдесят. Очевидно: речь идет о том, что чиновник облсовета в папку с решениями совета за взятку сунул решения, которые просто не рассматривались депутатами. Разумеется, это служебный подлог, и земля, которая была кому-то выделена в результате такого подлога, должна быть возвращена государству, а тот, кто совершил подлог – отвечать согласно требованиям Уголовного кодекса.

-Кстати, на общегосударственном уровне новая власть не спешит наказывать чиновников, предпочитая «наказывать» бизнесменов, воспользовавшихся продажностью госслужащих. Например, отбирая у Пинчука с Ахметовым «Криворожсталь», власть ни разу не сказала, что будет с чиновниками, «преступным образом» ее продавших… Вы, я так понял, исповедуете другой подход?

-Я уверен, что тот, кто нарушал закон, должен быть наказан. Другой вопрос, что по многим пунктам нарушение трудно будет доказать. Вот та же «Криворожсталь», к примеру. Вряд ли можно будет доказать что за продажу «Криворожстали» глава Фонда госимущества Михаил Чечетов получил взятку. Да, думаю, взятку ему никто и не давал. Просто был телефонный звонок, либо вызвали на ковер и сказали: делай так-то и так-то, или будешь уволен.

Однако в любом случае нужно искать возможность наказать того или иного чиновника хотя бы за ненадлежащее выполнение обязанностей. Понятно, что наказание за такое преступление незначительное. Что касается коррупции, то доказательство коррупционной деятельности очень трудное.

-Вы отдаете себе отчет, что, подняв тему реприватизации земли в области, где эта земля стоит миллионы, вы рискуете нажить себе массу смертельных врагов? В том числе, кстати, и среди сторонников новой власти, если у них будут отбирать землю.

-Я убежден, что можно не иметь врагов, если всем будут понятны подходы. Если новая власть будет подходить ко всем одинаково, ее действия будут приняты с пониманием. Например, видно, что земля приватизирована не по закону. Мы должны ее – вне зависимости от фамилий новых владельцев – изъять. Не должно быть избирательности. Этот успел прибежать на Майдан с оранжевым бантом, и мы закроем глаза на нарушение закона, а рядом – участок того, который не успел. Ну, спустило колесо у автомобиля, и не доехал до Майдана вовремя, поэтому у него заберем? Так такого принципа не будет! Будем исповедовать равенство – все кто нарушил закон, должны одинаково отвечать вне зависимости от партийной принадлежности. Это поймут и общество, и сами нарушители. У которых не будет оснований на меня обижаться.

-А что намерены делать с теми участками, которые уже застроены? Люди ведь деньги вложили, и немалые. Да и потом, насколько мне известно, в законодательном плане проблематично такие участки изымать.

-Я думаю, владельцам будет предложено там, где действительно уже построено, заплатить за участок рыночную цену. Точно так же как Пинчук будет иметь возможность принять участие в повторной продаже «Криворожстали», заплатить за нее рыночную цену и остаться владельцем.

-Еще один неприятный вопрос: а средства в областном бюджете на реприватизацию земель предусмотрены? Людям ведь придется отдавать ими уплаченное.

-На самом деле плата за такие участки была чисто символической. Понятно, что взятки были значительно выше официальной платы за эти участки. Но, думаю, у нас нет возможности в этих процессах учитывать еще и взятки. Кто их давал, должен понимать, что он нарушил закон. Так что взятки государство возвращать не будет.

Что касается официальной платы, то в бюджете будет достаточно средств, чтобы вернуть деньги владельцам незаконно приватизированных участков. Будьте уверены, что это практически копейки.

-Недавно в российских СМИ прозвучала интересная тема. Министерство природных ресурсов России заявило, что будет элементарно сносить дома, заборы и пр., если они построены на незаконно присвоенных участках, либо – в нарушение закона. Речь шла, например и о предусмотренной законодательством 30-метровой береговой зоне. У нас та же проблема: по берегу Днепра пройти невозможно, поскольку проход явно незаконно «закрыт» двухметровыми заборами. Не планируете перенять опыт россиян?

-Я считаю, что мы должны делать по закону. Та система, которую строит Путин и та, которую завоевал украинский народ в результате «оранжевой революции» – имеют абсолютно различное общественно-экономическое устройство. И брать с Путина пример мы не будем, мы будем все решать на основе Конституции и действующих законов. Тем более, что в России был скоре не прямой приказ Путина, а инициатива местных властей, своеобразно истолковавших распоряжение президента навести порядок с землей.

-У вас самого-то как с землей? Есть пара-тройка «законно приватизированных» гектаров на Киевщине?

-Представьте себе, нет. Ни в Киевской области, ни в Украине, ни за ее пределами. В свое время, когда я работал в экспериментальном рекламном комбинате, в садовом кооперативе этого предприятия я получил шесть соток. Но потом у меня их забрали – за то, что я эти шесть соток не обрабатывал.

-Жестокие времена были…

-Да, точно. Я в это время уже был народным депутатом, но они даже не посчитали необходимым поставить меня в известность, что будут забирать.

Виталий РЯБОШАПКА