Нужно сначала создать законодательную базу, надежно защищающую интересы селян, считает глава аграрного комитета парламента.

Добрый десяток лет в стране идет аграрная реформа. Компетентно судить о ней может председатель Комитета Верховной Рады по аграрной политике и земельным отношениям, народный депутат Иван Томич (фракция «Наша Украина»).

— Иван Федорович, как вы оцениваете перемены на селе?

— Отрицательно.

Я убежден (и мое мнение разделяют большинство аграриев), что реформы дискредитированы, а ситуация в сельском хозяйстве кризисная. Украинское село исчезает — детей в нем рождается вдвое меньше, а умирает вдвое больше, чем в городах. Это аналогично ежегодному исчезновению с карты страны шести сельскохозяйственных районов. Зарплата на селе вдвое меньше, чем в городе. Сельский быт совершенно не соответствует стандартам цивилизованной жизни.

— Почему так получилось?

— Причин много. Расскажу только об одной из них. Распаевание колхозного имущества провели так, что материально-техническую базу сельхозпроизводства на 80 процентов растащили. И вот в условиях этой разрухи находятся умники, которые говорят, что все проблемы села способна решить продажа земли с 1 января 2005 года! Мы категорически против. Мы убеждены, что в условиях массовой бедности крестьян и экономического спада в сельхозпроизводстве начинать продавать землю без должного законодательного обеспечения преступно. Если мы сейчас допустим торговлю землей, то поставим крест на европейском пути развития украинского села и встанем на латиноамериканский — с огромными латифундиями и «рабынями Изаурами»…

— В общем, хотели как лучше, а вышло как всегда.

— Да. Необходимость реформировать село была ясна еще до 1990-х годов. Но, становясь на этот путь, никто отчетливо не понимал, что именно должны получить от реформы крестьяне, общество, экономика. Не было стратегии реформы и конкретных планов ее реализации. Не существовало никакой системы реализации аграрной политики. Кадровая же политика в сельском хозяйстве напоминала театр абсурда: 14 лет подряд аграрные министры менялись чуть ли не ежегодно…

Только при правительстве Виктора Ющенко начались первые разумные шаги по реформированию села. Сравните такие факты. В 1998 году, до Ющенко, 88 процентов сельхозпредприятий были убыточными, между ними производились сплошные бартерные расчеты, что способствовало массовой невыплате зарплат. Через год работы правительства Ющенко 70 процентов сельхозпредприятий уже были прибыльными, объем кредитования села увеличился в шесть раз, вдвое возросли частные инвестиции. Бартер уменьшился до 10 процентов, начали нормально выплачивать зарплаты и пенсии. Площадь земли, обрабатываемой фермерами, увеличилась настолько, насколько она не увеличивалась за все предыдущие 10 лет. Даже на фоне неурожайного 1999 года проводилась разумная ценовая политика, что придавало крестьянам уверенности в завтрашнем дне.

Затем, как известно, Ющенко отправили в отставку и началось планомерное вытеснение подлинных реформаторов из всех структур управления. Правительство возвратилось к административно-командным методам руководства. Кадровая политика стала еще глупее, чем прежде. Снимая вице-премьеров и министров думали, что снимают и какую-нибудь объективно существующую проблему. Вот что, в целом, и привело село к нынешнему кризису. Я убежден, что, не сменив политику на селе с антиселянской на проселанскую, мы доведем до ручки и все наше общество, всю Украину.

— Что вы имеете в виду, говоря о проселянской политике?

— Я имею в виду, что в центр аграрной политики нужно ставить не тонну зерна, не экономические показатели, а собственника — человека, который работает на земле. Надо раз и навсегда прекратить грабить село, играя ценами на сельхозпродукты, горючее, технику, услуги. Нужно правильно сформировать товаропотоки реализации сельхозпродукции. Сейчас 99 процентов картофеля, 80 процентов молока, основная доля мяса, овощей, фруктов производятся в индивидуальных хозяйствах. А реальной структуры, занятой доставкой этой продукции к потребителю, нет и по сей день. Поэтому цены на рынке диктуют большие, экономически неэффективные хозяйства. Нужно добиваться возвращения специалистов на село. Только двое из ста парней и девушек, посланных на учебу в город, возвращаются работать в село.

— Выходит, что власть действует по простой формуле — чем крестьяне бедней, тем нам лучше.

— Да. Вот простой пример того, как грабят село. Сейчас частью элеваторов уже владеют частные лица. Но основная масса их все еще принадлежит Государственной акционерной компании «Хлеб Украины». Работа ее экономически неэффективна. Это дает возможность местным властям диктовать цены на хлеб. Чтобы деньги доходили до хлеборобов, нужно добиться, чтобы 20 — 40 процентов элеваторов в стране принадлежали самим селянам. Искусственно взвинчивать цены на свое зерно они не станут. И для местной власти это будет невозможным. Когда придет пора принимать зерно нового урожая, это проблема станет очень остро…

— Какой, на ваш взгляд, будут урожай в этом году?

— Сейчас трудно сказать, сколько мы получим зерна. Если вовремя посеяли и вовремя уберут, то можно, наверное. рассчитывать на 32 миллиона тонн. По какой цене будут его закупать? Для современного села это — главный вопрос. Можно, и у нас так часто бывало, превратить своего крестьянина в банкрота заведомо низкой ценой, а самим закупать зерно за границей, инвестируя тем самым иностранного производителя. А можно попробовать все-таки перейти от антиселянской политики к проселянской…

Беседовал Виктор НОВИЦКИЙ