Победа Госкомзема в борьбе с БТИ и Минюстом за монополию на регистрацию прав на недвижимость и земельные участки оказалась на поверку пирровой.

Модная фишка

Создавать “единые окна” регистрации стало нынче модно. Не успел Госпредпринимательства “отстреляться” на всю Украину новостью о внедрении принципа “единого окна” при регистрации и ликвидации предприятий, как его эстафету подхватил Госкомзем. В середине сентября 2004 г. в Боярке (Киевская область) с помпой был открыт модельный офис регистрации прав на недвижимость, земельные участки и права на них, работающий по принципу “единого окна” (см. БИЗНЕС №37 от 13.09.04 г., стр.11). Комментируя это событие, руководство Госкомзема объявило, что новую систему регистрации в полном объеме предполагается внедрить в Украине к 1 декабря 2004 г. Ранее говорили о 1 января 2005 г. Чем вызвано такое рвение руководства земельного ведомства — неизвестно. Можно лишь предположить, что срабатывает инерция совет­ского мышления: делать любую работу не вовремя, а с опережением графика. Тем не менее столь непримечательное с виду событие получило неожиданное продолжение. 14 сентября, на следующий день после выхода номера ­ БИЗНЕСа с новостью об открытии модельного офиса в Боярке, в редакцию позвонил один из наших постоянных читателей. Он предложил корреспонденту БИЗНЕСа приехать на место событий и посмотреть, как работает новое детище Госкомзема. По словам нашего собеседника, многое из увиденного должно было нас неприятно удивить.

Народ ропщет

Отправляемся в путь без официального приглашения. После длительных по­ис­ков оказалось, что искомый офис находится в Боярке по ул.Богдана Хмельницкого, 98. Возле закрытой двери обнаруживаем толпу, человек 15. Вывеска перед входом гласит, что здесь находится “Киево-Святошинское представительство государственной регистрации земельных участков, недвижимого имущества Киевского регионального филиала центра Государственного земельного кадастра”. Выговорить это непросто, запомнить — тоже. Записываем. Нас по ошибке принимают за внеочередников, поднимается волна народного возмущения. Объясняем, что мы из газеты БИЗНЕС. Наши последние слова тонут в нарастающем ропоте людей, по всей видимости, не питающих теплых чувств к чиновникам за дверью. Однако высказаться никто не успевает. Неожиданно открывается дверь, и к нам выходит невысокая сухопарая женщина. Наверное, ее внимание привлек шум толпы, громче обычного. Узнав, что мы из газеты, предлагает пройти внутрь. Оказавшись в помещении, наш фотограф сразу берется за работу. “Ведите себя прилично, молодой человек, — делают ему замечание. — Вы находитесь в государственном учреждении, здесь фотографировать нельзя.” Прекращаем фотосъемку и словесные баталии, главное — поговорить с начальником. Последнего на месте не оказалось, договариваемся о встрече на завтра. На следующий день приезжаем на полчаса раньше, чтобы поговорить с людьми. Нас узнают, из чего мы делаем вывод, что многие из вчерашних очередников так и не попали на прием. Задаем простой вопрос: знаете ли вы, что недавно здесь открылся модельный офис? На лицах людей такое же недоумение, как если бы мы сказали, что мы — инопланетяне. Задаем второй, наводящий вопрос: заметили ли вы какие-либо улучшения в работе данного учреждения с начала 2004 г.? Теперь мы — инопланетяне, контакт с которыми невозможен. Разряжая обстановку, задаем вопрос о проблемах. Их оказывается много. Первая и самая главная — огромные очереди. По рассказам наших собеседников, чтобы гарантированно попасть внутрь помещения, надо занимать очередь с 4.00. Если придешь в 8.00 — будешь во второй сотне. В день чиновники успевают принять около 150 человек. К нашему приезду в списке очередников значилось 225 душ. Принимают в Киево-Святошинском представительстве два раза в неделю: в четверг — получение государственных актов, в пятницу — сдача документов. Дальше — больше. По рассказам людей, оформить свою землю за год — почти нереально, необходимо ждать около двух лет.

“Мы — практиканты…”

Начальник Киево-Святошинского отдела Киевского регионального отделения центра Государственного земельного кадастра Владимир Иванович Науменко оказался невысоким подвижным мужчиной лет сорока. Спрашиваем, в чем заключается ноу-хау создания “единого окна” регистрации. По словам г-на Науменко, раньше права на недвижимость и земельные участки регистрировались в разных учреждениях: БТИ и Госкомземе. Теперь вся регистрация будет проходить в госкомземовском “окне”. Объекты недвижимости будут привязаны к геодезической системе координат 1963 г., каждому объекту будет присвоен кадастровый номер. Для объекта недвижимости или участка земли такой номер будет равнозначен идентификационному коду для физических лиц. Правда, Владимир Иванович признался, что единой электронной базы еще нет. На данном этапе Госкомзем и Всемирный банк совместно выбрали только программу, на основе которой будет создана база данных. В Боярке два месяца назад начался эксперимент по апробированию программы и технологии ведения единого кадастра. “Мы — практиканты, — заявил Владимир Науменко. — Пытаемся реализовать идеи, которые придумали ученые. Поэтому наше “единое окно” названо модельным. В случае успеха наш опыт будет распространен на всю Украину.” — “Понятно, — отвечаем. — Офис ваш экспериментальный, но очереди на улице самые что ни на есть настоящие?!” — “Очереди настоящие, — соглашается наш собеседник, — но это явление временное. Мы сейчас рассчитываем, сколько нужно людей, чтобы эффективно обслуживать население.” — “Неужели необходимо так много времени, чтобы рассчитать потребность в людях?” — спрашиваем мы. “Не судите нас строго, мы находимся в стадии эксперимента”, — отвечает г-н Науменко, переводя разговор на другую тему. Мы догадываемся, что обсуждение очередей — не самая любимая тема чиновника.

Откуда деньги?

Далее пытаемся выяснить, на какие деньги создан и работает модельный офис. Ситуация весьма запутанная. По словам Владимира Науменко, офис открыт на их собственные средства. “Но вы же государственное учреждение?” — удивляемся мы. “Ошибаетесь, мы на хозрасчете”, — парирует Науменко. “Но вывеска перед входом в ваш офис говорит о том, что вы — структурное подразделение Госкомзема, к тому же вы выдаете государственные акты”, — не успокаиваемся мы. Четкого ответа на этот вопрос получить так и не удалось. Из дальнейшего разговора мы все же выяснили, как был открыт офис в Боярке. Друзья г-на Науменко, занимающиеся строительством, произвели ремонт помещения. По-дружески договорились, что деньги начальник вернет позже. Офисную технику закупали по такому же принципу. Расплачиваться за все Владимир Иванович собирается из средств, которые граждане перечисляют на счет учреждения за услуги регистрации. Всемирный банк на открытие офиса средств не предоставлял, он выделяет деньги под конкретные программы, например, выдача госактов взамен сертификатов. Если эксперимент с “единым окном” будет признан успешным, Всемирный банк выделит средства на компьютеризацию и техническое обеспечение создания единого реестра. Позже, увидев плоские мониторы и современные компьютеры у сотрудников модельного офиса, мы подумали: на какую же компьютеризацию собирается выделить средства Всемирный банк?

“Что вы понимаете под взяткой?”

Далее спрашиваем, может ли Владимир Науменко гарантировать, что никто из его подчиненных не берет взяток. “А что вы понимаете под взяткой?” — спрашивает нас чиновник, широко улыбаясь. “Некое денежное вознаграждение для ускорения прохождения документов”, — отвечаем мы. “Такого у нас нет. Это ни к чему, мы же не государственное учреждение. Мои подчиненные могут брать взятки только шоколадками и конфетами, да и то за хорошо выполненную работу. Этого я им не запрещаю”, — отвечает Владимир Иванович.

После этого начальник рассказал нам, что в месяц документы на регистрацию сдают около 4000 человек, а геодезические бригады могут отработать только 150 объектов. “Но ведь это и есть условие для дачи взятки. Кто же захочет столько ждать?” — не успокаиваемся мы. “Мы взяток не берем”, — отрезает г-н Науменко, давая понять, что вопрос о взяточничестве закрыт. Во время нашей беседы зазвонил телефон. По репликам Владимира Ивановича мы поняли, что звонит прокурор. После окончания разговора спрашиваем, как в модельном офисе обслуживают важных чиновников, районного прокурора, к примеру? “Это звонили не из района, а из Генпрокуратуры. Скажите мне, вот вы бы поставили прокурора в общую очередь?” — вопросом на вопрос отвечает Владимир Науменко. Видя наше замешательство, добавляет: “Вот и я не могу”. — “А чем же с вами расплачиваются чиновники?” — спрашиваем мы. “А чем бы вы расплатились со мной?” — “Чем-нибудь да расплатились бы”, — неуверенно отвечаем мы. “Вот и они чем-то да расплачиваются”, — дорисовывает картину реальной работы “модельного окна” наш собеседник. Новая картина старыми красками.

Кто виноват и что делать?

Два основных вопроса русской интеллигенции, похоже, нескоро разрешатся в рамках реформирования системы регистрации объектов недвижимости и земельных участков. Победив в нелегкой борьбе с БТИ и Минюстом, даже при помощи кредитов Всемирного банка Госкомзем, как показало наше расследование, вряд ли в силах справиться с реформой. Вернее, справиться-то он справится, но до этого еще очень далеко. Утверждены концепции, разработаны инструкции, закуплена современная техника, привлечены лучшие консультанты, но люди продолжают стоять в очередях, чтобы зарегистрировать принадлежащую им землю. Почему ни у кого из ответственных чиновников не болит голова за неудачи реформы? Потому что с черного хода проблемы регистрации видятся в другом — розово-шоколадном — цвете. Потому что красивые “модельные окна” открываются больше “для галочки” и получения денег международных финансовых организаций, чем для реальной работы. Забыто главное: для кого все это делается? Для налогоплательщиков, на средства которых работают земельные ведомства всех уровней. Очевидно, Госкомзему нужна помощь, но ее не будет, ведь БТИ и Минюст после поражения в бумажной войне не горят желанием сотрудничать. Созданы неразбериха, бюрократическая волокита и неопределенность. С учетом того что на рынке земли сейчас бум, может образоваться идеальная среда для коррупции. По прогнозам БИЗНЕСа, не стоит ждать 1 января 2005 г., чтобы услышать, как руководство Госкомзема расписывается в бессилии создать единый реестр недвижимости и земли вовремя. Предлагаем в ближайшее время провести “круглый стол” с привлечением всех заинтересованных сторон и найти решение проблем. Это выгодно как власти, так и бизнесу.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

Павел Кулинич,

к.ю.н., старший научный сотрудник Института государства и права НАН Украины, юридический советник Проекта поддержки приватизации земли в Украине:

— Законом “О государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество и их ограничений” предусмотрена выдача государственных актов на право собственности земли, которые, по сути, не являются правоустанавливающими документами. Для осуществления любых операций (отчуждение, купля-продажа) собственнику необходимо соответст­вующее свидетельство, подтверждающее его права. Это означает, что зарегистрировавшие сейчас свои права граждане будут вынуждены перерегистрировать их и получать такое свидетельство. За дополнительную плату, естественно. Таким образом, Закон грубо нарушает принцип признания старых прав граждан. Теоретически государство признает права собственности, но на практике собст­венники не могут распоряжаться имуществом и защищать свои права в суде. Кроме того, не изменился статус органов госрегистрации. Изначально речь шла о вертикальной системе специализированных органов, регист­рирующих права на недвижимость. Но, согласно Закону, доработанному в последний момент Госкомземом, центр Государственного земельного кадастра и его местные представительства являются одним юрлицом и подчиняются Госкомзему. Местные органы регистрации определены как отделения с консолидированным балансом, не имеющие статуса юрлица. Полагаю, что правительству необходимо срочно внести изменения в Закон, доработать его и пересмотреть статус органов госрегистрации.

Рысбек Токтомушев,

партнер юридической фирмы “Шевченко, Дидковский и Партнеры”:

— Конечно, к 1 января 2005 года вполне возможно назвать некую базу данных единым госреестром прав на землю и недвижимое имущество. Но если мы говорим о госреестре, который призван стабильно и адекватно обслуживать оборот прав на недвижимость, то, на мой взгляд, 4 месяца для запуска такой системы — это утопия. Мне кажется, что ни одна организация в Украине (включая Госкомзем) на сегодняшний день не готова адекватно управлять единым госреестром. На то есть целый ряд причин. Во-первых — недостаточность финансирования. Во-вторых — неготовность информационная, методологическая и техническая. В-третьих — отсутствие квалифицированного персонала и управленческого опыта. Думаю, Госкомзему следует внимательнее изучить практический опыт внедрения системы регистрации прав на недвижимость в других государствах, и прежде всего в России. Насколько я знаю, во многих государствах процесс создания или реформирования системы госрегистрации прав на недвижимость растягивался на несколько лет.

По-моему, прежде чем объединять регистрацию прав на земельную и неземельную недвижимость, следует отладить технический (пообъектный) учет и регистрацию прав (и обременений) отдельно на земельную и неземельную недвижимость. И только после того как технический учет и регистрация прав будут отлажены отдельно на земельную и неземельную недвижимость, следует постепенно и поэтапно объединять техучет и регистрацию прав земельной и неземельной недвижимости.

Текст: Исход Изгоев